Квест-клуб "Лига выдающихся джентльменов"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



La voie de la rose Vermeille

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

В Париже приближался вечер и семьи ложились в свои уютные и мягкие постели. Лишь один маленький мальчик все не хотел засыпать. Его переполняло любопытство - а что же происходит там в небе?
Поэтому он прислушался к шорохам за своей дверью, которые постепенно стихали. Тогда, малыш лет пяти, не больше, выбрался из-под теплых одеял и ступив босыми ножками на мягкий ворс ковра, потянул на себя белую шкурку, которая служила покрывалом, но тоже была теплой. Вот только ее было сложно стащить, так как у юного виконта ручки были маленькими и шкура попросту выскальзывала. Хотелось уже поскорее подбежать к окну и смотреть неотрывно на чудо. Да, то, как меняется цвет неба, Адлер тогда считал самым настоящим чудом.
Он не хотел пропустить все это, так что, бесполезное стягивание шкуры было брошено, теперь мальчуган стоял на носочках, стараясь заглянуть в свое окно. Ножки начинали болеть, поэтому он огляделся в поисках чего-нибудь, с помощью чего можно было забраться на подоконник. Главное ничего не пропустить. Взгляд Д’Аве, то и дело падал на свет, который постепенно исчезал. Малыш начал хватать подушки и попросту скидывал их все на пол. Он шустро взобрался на эту горку и перекочевал на широкий подоконник.
Золотистый взгляд устремился вслед, скачущему прочь золотому коню под именем Солнце.
- Подожди, Солнце. - тянул свои ручонки к «коню» мальчуган.
Сейчас ему показалось, что лошадка оглянулась и подмигнула юному виконту, от чего тот весело рассмеялся, но тут же закрыл себе рот руками, испугавшись, что его мог кто-то услышать и вновь отправить спать. Тогда малыш точно не увидит всего, что хотел. Похоже, все тихо и спокойно.
Испуг отразился на лице Адлера. Его воображение разыгралось, когда он увидел кровавую полосу между землей и небом. Словно на золотого коня напали и теперь, где-то там он истекает кровью. Было очень страшно, что Д’Аве никогда больше не увидит своего самого любимого коня, который весело резвится на сладких кремовых облаках.
«Наверное, оттуда берут вкусные взбитые сливки». Думал в то время юный виконт.
И вот по небу скакал уже совсем другой конь - вороной. Он погружал весь мир во тьму, от чего мальчику стало немного страшно. Ведь обычно, в такой час все спят и не видят, что происходит на улице. Кажется, что конь под именем Небо ступит своим копытом на крышу дома и тот разрушится, но этого не происходило. К тому же, если вспомнить, то мальчуган нигде не видел следов магических лошадей.
На этом волшебство не закончилось. Откуда-то из-за спины вороного коня выскочила маленькая белая лошадка. Маленький пегас, который оставлял за собой след из сияющих звезд.
- Звездочка… - назвал ее Адлер. – Звездочка!
Мальчуган положил ручки на стекло окна. Ему так и хотелось пройти сквозь него и сесть верхом на одну из лошадей, но это сделать было не возможно. Д’Аве сидел и думал, что сейчас никто не видит этого чуда, только он один. Ведь пегас играл вокруг ночного неба, украшая его своими невероятными узорами - это было так красиво, что совершенно не хотелось отходить от окна.
Но неожиданно, где-то издалека послышался грозный рык большого тигра, от чего обе лошади остановились. Как рассказывали родители, когда слышишь гром - это значит, Бог гневается на грешников этой земли. Вот только этот гром мальчугану представлялся, как рычание белоснежного тигра, от лап которого, в прыжке, отлетают яркие полосы - молнии.
Было одновременно и страшно, и интересно, что же будет дальше? Со стороны, куда ушло Солнце, выскочил белый тигр. Из-за темных облаков его самого не было видно, но Адлер знал, где он находится, благодаря белым молниям. Гром - так назвал тигра Д’Аве, направлялся прямиком к лошадям. Небо моментально повернул голову к Звездочке, чтобы она спряталась.
- Бегите… - волновался за них мальчишка, но его не слышали. - Уходите отсюда!
Выпуская очередную молнию, тигр ринулся вперед и прыгнул прямо на Небо. Теперь Адлер понял, кто убил его любимую золотую лошадь. Было страшно, что он может убить и этих двоих. По стеклу начала бить прозрачная кровь Ночи и тигра. Они вступили в борьбу между собой.
На шум, который доносился из комнаты юного виконта, пришел верный дворецкий - Жан. Он не понимал, почему его милость не в постели. Стоит на подоконнике и кричит что-то непонятное. Кто должен бежать и куда? Мужчина даже проследил взглядом за молодым виконтом, чтобы узнать, что он старается рассмотреть в окне, но не мог увидеть ничего путного. Все-таки, все это выглядело странно, но на это дворецкий решил не обращать внимания. Жан просто тихо взял одно из одеял и накинул на плечи мальчика.
Адлер даже вздрогнул, не заметив, как к нему сзади подошли. Мальчуган потянул к нему свои ручки и когда мужчина взял его, пересказал все, что увидел.
Со вздохом Жан присел на край кровати и усадил Адлера.
- Ваша милость, позвольте мне предположить, что дождь, как вы осмелились его назвать кровью, чист и прозрачен, как вода. А Ваши кони обязательно победят грозного тигра и воскресят Солнце. Вот увидите. Проснетесь завтра и вновь золотой конь будет резвиться на ярко-голубом небе.
И правда, дворецкий не солгал мальчику. Утром Солнце вновь резвилось в небе, Д’Аве радовался вместе с ним. Вот и сейчас, когда прошло много лет с той самой ночи, актер неоднократно смотрел на небо и вспоминал эту маленькую сказку, которую придумал сам. Мужчина поспешно шел по главной улице по направлению к театру, чтобы скрыться от дождя, но возле самого входа задержался, вспомнив слова своего старого дворецкого. Улыбнувшись самому себе, виконт скрылся в дверях театра.

0

2

Адлеру исполнилось только 7 лет. Тогда он узнал, что жизнь будущего виконта не так сладка. Никто не позволял делать мальчику того, чего он хотел, только то, что требовалось. Отец составлял расписание всего дня мальчика и няньки следили за ним, чтобы тот делал именно то, что сказал отец. В принципе, Д’Аве обучался только дома. В сад ему удавалось выбраться ненадолго. Только если он настаивал на передышке, чтобы прогуляться верхом на своей кобыле. Кататься верхом - вот это Адлер любил больше всего.
Он любил, когда лошадь бежала вперед, а ему в лицо ударял ветер, вздымая длинные волосы ввысь. Это напоминало чувство свободы. Это отвлекало мальчика от мыслей и вообще от присутствия рядом слуг. Порой Д’Аве любил пускать кобылу сразу в галоп, пыль летела в глаза тем, кто должен за ним следить. И вот однажды…
Адлеру надоели посиделки дома. Ему не хватало свежего воздуха. Учителя ему давно наскучили. Если Д’Аве ошибется, то учитель непременно ударит по рукам указкой. Тогда мальчуган не сдержался.
Ему было невыносимо находиться в особняке в окружении слуг. Порой ему просто хотелось побыть одному. А это ему удавалось лишь, когда он катается на лошади или же ночью. И то ночью, когда Адлер должен был спать, ему то и дело казалось, что за ним следят. От этого у него просыпалась мания преследования.  От такого просто появлялись мысли о побеге. Но еще проблема - вокруг особняка Д’Аве был большой сад, а еще дальше высокая решетка. Так что, даже через нее не перелезешь, а лошадь не перепрыгнет. Так что думать о побеге было бесполезным делом. А если поранишься, то вокруг тебя начинают бегать как минимум 10 служанок, чтобы перевязать маленькую царапинку. Затем еще полгода запрещали даже близко подходить к острым предметам. Например, за столом. Это же совершенно смешно. Служанка вместо тебя и на горячий суп подует, то, что нужно резать, порежет и сама же в рот тебе положит. И это просто потому, что тебе всего лишь семь лет, ты единственный наследник своего отца и ты нечаянно поранил палец. По большей части, конечно же, из-за возраста.
Адлер вышел на улицу и тут же сел верхом, не ожидая помощи слуг. Те непременно упрекали его, что тот мог упасть и ушибиться и многое другое. А какая жизнь без риска? Она скучна. Адлер не желал их слушать. Поэтому он, пришпорив кобылу, пустил ее в галоп. Собственно, как и всегда. Но в этот момент главные ворота распахнулись. Приехали матушка с отцом. Вот он, момент. Мешкать нельзя - если ворота закроются, то уже будет поздно размышлять.
Поэтому Адлер, даже не думая, верхом на лошади кинулся прочь с отцовской земли на просторы неизвестности. Юный виконт отдался своей судьбе.
Адлер не знал, куда он едет. Хотя, ему было на это все равно. Самое главное - уехать как можно дальше от родового имения. Подальше от родных и слуг, которые не давали и шагу ступить. От этого Адлер убегал. Он понимал, что его немедленно ринуться искать и возможно найдут, но он не знал когда именно. Может быть его уже ищут. Поэтому он хотел покинуть Филтон но, опять же, не знал куда ехать.
Мимо него проносились широкие бульвары, по которым проезжали богатые особы и сменялись узенькими, бедными улочками, по которым с трудом можно было пройти не то, что проехать верхом. Впереди темной улочки была ужасающая картина: бродяги, словно крысы, ходили в этом страшном месте. Да, там было страшно. Невыносимая вонь дошла до чуткого обоняния мальчика и это заставило его прислонить рукав к носу в надежде, что запах станет хоть немного слабее, но этого не произошло. Адлер даже представить себе не мог, что за пределами его дома может быть такой ужас. Он не знал, как далеко смог убежать, но Д’Аве знал точно, что его будут искать. Поэтому ему нужно было перебороть свой страх и двинуться вперед или же навсегда распрощаться с этой, хоть небольшой, но свободой. Опасливо двинувшись вперед, юноша оглянулся назад, боясь, что кто-то преследует его, но нет. Никого знакомого он не видел.
По одной этой картине, хотя возможно и из-за запаха, но в первую очередь из-за бедняков, было видно, что никто не осмеливается придти сюда. Может быть, это и есть то небольшое убежище? И именно тут Адлера не станут искать. Мальчуган только еще рассуждал об этом. Он не знал, сколько еще сможет тут находиться. Тем временем незнакомцы тянули свои грязные руки в сторону красивого юноши. Это было отвратительно и поэтому Адлер ускорил шаг. Но, чем дальше он шел, тем уже казалась ему улица. Толи это из-за того, что нищие все ближе подходили к нему, толи стены сами начинали надвигаться на него. Скорее всего, первое, так как юный виконт уже задевал людей. Поворот назад и там он уже не видел начала улицы. Только надвигающуюся на него толпу. Теперь же ему было страшно по-настоящему. Он вновь повернулся, чтобы продолжить свой путь, но не тут-то было. Голодная и озверевшая свора бродяг смыкала свой круг. Идти было некуда. Шаг назад. Адлер наткнулся спиной на кого-то. Он даже не понял, в кого он врезался. Нищие начали прикасаться к одежде Адлера, рассматривая его, дотрагиваться до мягкой кожи. Сейчас была лишь одна мысль в голове мальчика - как можно скорее уйти отсюда. Он хотел, чтобы все это оказалось дурным сном. Все, кто сейчас был тут - исчезли. Но этого не происходило.
Кто-то начал рвать на Адлере одежду. Они просто хотели забрать все, что было у него себе. Они были голодны так, что могли съесть даже крысу. А тут им сама пришла неплохая «добыча».
Юный виконт почувствовал сильный удар по голове. После этого он погрузился во тьму. Д'Аве не знал, что с ним происходило в ту ночь. Не мог чувствовать окружающий мир. Юноша словно погрузился в глубокий сон и никак не мог проснуться. Уже ничто не было важным. Была только лишь тьма и ничего более.

***

Адлер с трудом открыл глаза, вот только было темно, и он не мог ничего увидеть. Тело было, словно каменным и не желало слушаться. Юный виконт не понимал, что с ним происходит и где находится. Д’Аве моргал, не останавливаясь, и широко раскрывал глаза, но все равно ничего не мог увидеть. Было страшно, мальчуган с большим трудом произнес:
- Матушка…
Он почувствовал, как кто-то дотронулся до руки. Тяжесть тела постепенно уходила и вместо нее появлялась сильная головная боль, от которой хотелось кричать. Повернув голову на бок и прикрыв глаза, Д’Аве только сейчас понял, что находится в какой-то комнате.
Мальчик чувствовал мягкую пелену простыней. Они были похожи на облака, которые пахли розами - это не удивляло, ведь юный виконт тут же понял, что находится дома.
- Матушка, я ничего не вижу… - прошептал мальчуган.
- О, мой мальчик… - Матушка была напугана и держала Адлера за руку.
- Сожалею, миледи. – послышался незнакомый мужской голос. – Боюсь, он не сможет больше видеть.
Эти слова словно кинжал вонзились в самое сердце маленького мальчика. Ведь если он не сможет больше видеть – это означает, что больше не увидит всего мира. Не будет играть вместе с Солнцем или Звездочкой - это было ужасно, хотелось плакать, но слез не было.
- Благодарю Вас, сударь за спасение моего мальчика. – произнесла леди, сквозь слезы.
От этих слов мальчуган понял, что его спасли.
«Вот как я попал домой. Благодаря тому человеку я жив, хотя постойте. Ведь там было так много бродяг. Обычный человек, к тому же в одиночку не мог меня так просто спасти. Или он был не один?»
- Не стоит благодарности, Ваша Милость. – услышал уже другой мужской голос Адлер.
Тут уже мальчуган услышал этот же голос у самого своего ушка:
- Я найду тебя…

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC