Квест-клуб "Лига выдающихся джентльменов"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



~Путь Алой розы~

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Начало вы найдете в этой теме

La voie de la rose Vermeille

0

2

Париж. Январь 1484 год

«Я найду тебя…» эти слова преследовали юношу уже одиннадцать лет. Иногда Адлеру хотелось уснуть и никогда не просыпаться, ведь только там он мог жить полноценной жизнью. Только не всегда получаешь то, что хочется. Мальчуган жил, совершенно не замечая ничего вокруг себя, просто считал себя куклой, за которой нужен особенный уход.
Зрение постепенно возвращалось, но все равно – это было совсем не то. Все было расплывчатым, от чего глаза быстро уставали, поэтому юноше приходилось постоянно ходить с закрытыми глазами.
И вот, одним ранним утром в комнату Адлера постучали. Это была одна из служанок, которая должна была разбудить виконта, чтобы одеть его и привести к обеденному столу. Вот только матушки на привычном месте не было. Это юного Д’Аве взволновало. Ведь он хотел по привычке опустить свою руку на плечо матери, но ее не было. А отец всегда пропадал в своем кабинете, так что за него Адлер даже не волновался.
- Где матушка? – стараясь выглядеть как можно спокойнее, спросил Адлер.
Но никто ничего не хотел говорить, словно боялись гнева виконта. Или то, что он может услышать, ранит его. Такое поведение слуг совершенно не нравилось Д’Аве. Юноша был готов вспылить из-за того, что они не смеют отвечать на вопрос. Адлер не мог понять. Неужели никто не может ответить на простой вопрос? Это немного злило. Ведь, если никто не ответит ему, придется прикрикнуть, а этого он очень не любил. Адлер вообще не любил какой-либо шум. Будь то тявканье собак или крик людей.
- Я жду ответа. – нетерпеливым тоном сквозь зубы процедил юноша.
Одна из служанок подавала завтрак. Ее руки дрожали - это Адлер понял по легкому звону, когда она наливала виконту бокал вина. Другая опасливо подошла ближе к Адлеру. Именно она принесла весть.
- Месье Адлер, я сожалею вам… - начала было юная особа, как Адлер ее тут же перебил.
- Ближе к делу! Я не люблю, когда начинают издалека!
- Да, ваша милость. Ваша матушка… ее схватили инквизиторы.
Адлер и слова не мог сказать. Молодой человек просто поверить не мог, что его матушку вот  так просто схватили. Тогда он побежал в сторону кабинета отца. Слуги старались остановить его, но это было сделать невозможно. Если юноша что-то хочет, то, конечно же, получит! В этом нет никаких сомнений.
Вот только отца не было в кабинете. А ведь обычно он отсюда практически не выходил. Д'Аве понял, что и его тоже схватили. Он повернулся в сторону слуг и холодно посмотрел на них, хоть все сильно расплывалось, от чего юноше пришлось сесть.
Судя по тому, что в кабинете воцарилась тишина Адлер понял, что в особняке нет отца, теперь понятно почему его старались остановить. На тот момент мальчику было всего лишь 18 лет.
Вот только Адлер не понимал одного. За что схватили его родителей?
- Вашу матушку схватили за то, что ее застали за колдовством. Ее сожгут сегодня.
- Жан, я хочу туда... - не своим голосом произнес юно

Отредактировано Адлер Д'Аве (2011-10-17 19:28:49)

0

3

На Иль-де-ля-Сите было очень шумно. Это не удивительно. Казнь ведьмы всегда привлекала к себе много людей. Это считалось самым интересным зрелищем, но, как считал Адлер - это было отвратительно. Он не понимал того, что может там быть интересного. Ведь ни в чем невиновные люди страдают от боли. И тут должна будет умереть матушка. Адлер сам не понимал, зачем приехал сюда, но он чувствовал, что должен был быть именно на Иль-де-ля-Сите.
- Что происходит, Жан? – спросил Адлер, находясь совсем рядом со своим дворецким.
Тот, в свою очередь склонился к своему хозяину и пересказывал ему все без утайки, что происходило возле позорного столба. Лучше бы не говорил, так как юношу все это сильно пугало, от чего хотелось провалиться сквозь землю.
- Нам нужно уехать отсюда. – как можно спокойнее прошептал дворецкий, стараясь скрыть Д’Аве под своим плащом.
- Нет… Я должен быть тут… - отзывался, так же тихо, юноша, прижимаясь к Жану.
Спорить с Адлером мужчина не стал. К тому же, это было бесполезным делом.
Матушку Адлера подвели к столбу, на котором сжигали ведьм. Ее обвиняли в колдовстве - это было понятно без слов. А то, где ее поймали, очень удивило Адлера. Но все равно, они не имели права обвинять ее просто за то, что она хотела помочь раненому - это было не справедливо. Если бы Жан не держал сейчас Адлера за плечи, юноша непременно уже был рядом с матерью. Он бы постарался спасти ее, но в тоже время погиб вместе с ней.
- Жан, почему люди так жестоки? Почему нет справедливости в этом мире?
Вопросы так и сыпались с губ Адлера. Он не понимал многого в этом мире. Ненависть зарождалась в душе юноши. Д’Аве был даже благодарен тому, что к нему еще не до конца вернулось зрение, и он не увидит всего этого ужаса, но он мог слышать крики своей матери. Как же это было невыносимо. Виконт развернулся лицом к дворецкому лишь бы не видеть и не слышать страдания матери. Хотелось броситься к ней, кричать вместе с ней, но его же собственный крик, заглушали радостные возгласы толпы.
Адлер сейчас был не в состоянии о чем-то думать или же соображать. Бежать прочь из города, прятаться - это все о чем сейчас нужно было думать, но Адлер не желал двигаться с места. Сожженное тело уже уносили прочь, и вели отца Адлера. За ним следом должен был пойти и сам юноша, но его не нашли. Пока не нашли.
- Господин, нам нужно уходить. Слышите меня? Или нас схватят… Господин Адлер. – старался образумить юношу, Жан.
Времени уже не было, дворецкий обязан был защитить Адлера. Ведь он точно знал, что они не причастны к колдовству. Жан был рядом с юным Д’Аве с самого его рождения. Он точно был невинным ребенком, которого хотела растерзать толпа. Оставалось только одно - спасаться бегством.
В карету нельзя, а пешком их тут же поймают и схватят. Жан обхватил юношу за плечи и с силой повел его как можно дальше от этого ужасного места. Нельзя было позволять Адлеру продолжать смотреть на этот костер. У него и так теперь останется глубокий след в его юном сердце.
Адлер совершенно не желал воспринимать мир вокруг себя. Ему хотелось только рыдать, но слез не было, как он того не желал. Он смотрел куда-то вдаль невидящим взглядом. Он чувствовал, как Жан заботливо прижимает к себе, а лошадь уносит их далеко-далеко.

0

4

Женева. 19 июля 1491 года

Немало лет прошло с тех пор, как Адлер благополучно прибыл в Женеву. Первое время было очень тяжело. Молодой человек не мог никому доверять кроме своего верного слуги. Хотя, Д’Аве не мог его больше так назвать, ведь Жан для него, как настоящий друг.
Большую часть своего времени, в своем новом доме, Адлер проводил в покоях. Он отказывался от еды и воды. Он отказывался с кем-либо разговаривать. Новым слугам он не доверял. Все здесь для него было новым. Неизменным был лишь Жан, который старался в свободное от дел время проводить с Адлером. Только его он подпускал к себе. Всех остальных юноша гнал прочь. Как правило, человек не мог прожить без еды и воды долгое время. Жан заставлял молодого человека съесть хоть что-то. Он даже сам пробовал на глазах Адлера его же еду, показывая, что все это не отравлено. Правду говорил Жан, нельзя жить прошлым, нужно жить настоящим.
К двадцати пяти годам, Адлер вырос. По большей части он был похож на свою матушку. Каштанового цвета волосы, волнами спускались по спине молодого человека и доходили до самого пояса. Красивые, выразительные глаза цвета неба в неясную погоду. Хрупкое на вид тело. И на самом деле Адлер был подвержен болезням, но врач так и не смог определить, что с ним не так. Зрение постепенно вернулось в норму, и Адлер с непривычки первое время жмурился от яркого солнца. Как он был рад вновь видеть Жана. Д’Аве казалось, что он видит весь мир в новых красках. Как-то по-другому. Даже единственный друг был рад за своего хозяина.
- Ради бога, Жан, сколько раз я вас просил называть меня Адлером. – смеялся виконт, лежа поперек своей постели.
Адлер, как всегда встречал Жана. Говорить вечерами уже вошло в привычку. И поэтому мужчина с нетерпением ожидал его и удивительныхшутливых историй, которые рассказывал Жан, пока причесывал волосы молодого человека.
- Прошу меня простить, мсье. – улыбался в ответ Жан, подходя к молодому человеку.
Засыпать под голос дворецкого было самым приятным.
Легкое касание его руки к плечу Адлера, которое тут же заставило того приподняться, чтобы Жан мог причесать виконта.
Жан всегда, пока рассказывал очередную невероятную историю, якобы из своей жизни, причесывал волосы Адлера. И история длилась именно столько времени, сколько Жан тратил на расчесывание волос молодого человека. Вот поэтому Адлер отращивал волосы. Он надеялся на самую длинную историю, так как был готов слушать Жана всю ночь напролет. Но как всегда, время бежит куда-то и история заканчивалась, когда лента оказывалась на волосах Адлера. Пора было ложиться спать, но так не хотелось отпускать дворецкого далеко. Адлер дажеприказал ему поселиться в комнате рядом с собой. Так, чтобы молодой человек не чувствовал себя совсем всеми покинутым. А так, всегда, кажется, что есть кто-то рядом. Жан, как обычно поцеловал Адлера в лоб, словно маленького ребенка и пожелал самых сладких снов, глаза виконта закрывались, и в комнате воцарился полумрак.
Ночь была беспокойной.Адлер не мог уснуть. Полночи его мучили кошмары из далекого прошлого, где он попал в опасную ситуацию. Ночную мглу разрезала вспышка молнии, а за ней послышался гром. Он был такой сильный, что Адлер распахнул глаза. На мгновение, ему показалось, что небо упало на землю, но нет. Этого не произошло.
Говорят, если в небе появились вспышки света – это значит, бог разгневан. Он пришел к нам, чтобы покарать виновного в грехах земных. И страх, что бог пришел за ним… это пугало Адлера. Он не знал даже, в чем провинился. Но ничего не происходило. Похоже, бог пришел не за ним. Поэтому глаза молодого человека вновь сомкнулись. Он ужебыло погрузился в сон, но услышал до боли знакомый голос. Вот толькоД’Аве не мог вспомнить чей.
- Я нашел тебя.
Эти три слова заставили виконтавстрепенуться. Теперь он перепугался не на шутку. Двери, ведущие на террасу, были распахнуты настежь. Кто или что это могло быть? Адлер не знал. Скорее всего, это простой сон. Тут нечего опасаться. Ведь уже несколько лет он живет в Филтоне и ничего не происходило. Вздохнув, сонный Адлер, поднялся с теплой кровати. Надо было закрыть двери, иначе шум на улице не даст спокойно спать.
Зевнув, мужчина приблизился к дверям, и уже началбыло закрывать их, как неожиданно почувствовал холодную руку на своей шее. Адлер застыл. Он не мог пошевелиться или закричать от такого неожиданного действия. Сердце учащенно забилось от страха. Хотелось повернуться в сторону виновника всего этого безобразия, но виконт был не в силах. Он был словно под властью чьих-то чар. Он повиновался каждому движению некого существа. Было страшно, но в то же время приятно. Эти нежные прикосновения - они пугали и в то же время успокаивали. Д’Аве просто не знал, как ему реагировать. Виконт открыл рот, чтобы позвать на помощь Жана, но голос не подчинялся ему. Он чувствовал себя куклой в руках неизвестного существа.
Адлер услышал смех у самого уха. От этого завораживающего смеха по всему телупрошла дрожь. И тут незнакомец отступил. Отступил, потянув ленту на волосах Адлера за собой. Теперь виконт почувствовал, что может двигаться самостоятельно. Что его никто не контролирует.
- Кто здесь?– испуганным голосом спросил Д’Аве, развернувшись в ту сторону, где предположительно должен был быть нарушитель покоя.
Но виконт никого не увидел. Это существо словно куда-то исчезло. Вот только куда? Молодой человек схватил мушкет со столика перед зеркалом, но вновь не мог пошевелиться. Непрошеный гость вновь оказался совсем рядом. Точнее говоря, вновь вплотную прижимался к Адлеру. Мушкет выпал из рук виконта, упав на ковер. Единственное, что увидел Д’Аве в зеркале, перед тем, как кто-то заставил закрыть глаза, фигуру с маской.
«Угор» - пронеслось в голове Адлера.(Не путаем с угОр.Угор в 15 веке называли нечистую силу. Будь-то вампир, ведьма или призрак.)
Он не знал почему, но именно это слово первым пришло в голову, когда молодой человек увидел глаза незнакомца.
Д’Аве мог лишь чувствовать, что с ним происходило. Кричать было бесполезно - это виконт понял сразу же, как старался звать Жана. Он мог лишь говорить тихим голосом, так, чтобы слышал только собеседник.
- Все то время, после нашей последней встречи я искал тебя. – прошептал незнакомец на самое ушко Адлера.
Небольшое чувство падения. Адлер не испытывал никакого страха. Было такое ощущение, что этот вампир не сделает ничего плохого. Хотя кто знает, может быть, он это лишь внушал своей жертве. Сопротивляться его воле больше не хотелось. Хоть вампир и отпустил тело Адлера, но все равно не позволял открывать глаза. Тогда незнакомец завязал Адлеру глаза той самой лентой, что была когда-то на волосах. И вновь эти легкие, и ласковые прикосновения. Холод рук заставлял вздрагивать.
- Как я и предполагал, ты вырос красивым юношей.
Но эти слова для Адлера были пустым звуком. Он был погружен в ощущения. Все, что сейчас окружало его, исчезло.
Вот только ощущения эти длились не так долго, как хотелось бы. Тело резко напряглось от такого неожиданного поворота событий. Д’Аве почувствовал укус, который пришелся где-то на уровне живота. Резкая боль, от которой хотелось кричать, но эта боль начала утихать. На ее место шли уже совсем иные чувства. Невероятное наслаждение, от которого потом хотелось еще. Эти поцелуи... Лишь бы это существо не останавливалось...
- Кто же ты такой? – повторил свой вопрос виконт.
- Я… - начал незнакомец, – я тот, кто проведет с тобой сегодняшнюю ночь.
Адлер был заинтересован этим вампиром. Ему хотелось увидеть его лицо, вновь взглянуть в его глаза. Возможно, Д’Аве чувствовал влюбленность. Да, именно так. Адлер обнимал вампира, не желая его отпускать. Раз он сказал, что проведет всю ночь с Д’Аве, значит, так тому и быть. Но не виконту бороться с силой вампира.
Молодой человек почувствовал, как сила незнакомца начала слабеть и он смог поднять руки, чтобы обнять его.
Виконт желал, чтобы эта ночь не заканчивалась никогда. Эти пламенные поцелуи и прикосновения сводили с ума. Пламя разгоралось в самом сердце молодого человека – это чувствовал незнакомец. Он приподнялся и склонился к самому ушку Адлера:
- Я выбрал тебя, мой мальчик. – тут мужчина сделал небольшую паузу, проведя кончиками пальцев по щеке виконта.
- Я наделю тебя даром, о котором ты даже не смел мечтать. И останусь с тобой, любовь моя.
Д’Аве смотрел на незнакомца, совершенно ничего не понимая. Недоверие куда-то исчезло и сейчас Адлеру казалось, что у него появился еще один друг. Он приоткрылбыло рот, чтобы что-то сказать, но незнакомец прислонил пальцы к губам молодого человека.
- Тише…
Мужчина, не убирая руки с губ виконта, опустил ее вниз по шее к груди – это действие заставило вздрогнуть Адлера, что улыбнуло незнакомца.
- Ты такой милый…
С этими словами, нарушитель покоя коснулся губами губ Д’Аве. На этот поцелуй Адлер моментально ответил с пылкой страстью, но инициатор прервал его и вновь положил указательный палец к губам молодого человека.
- Не так быстро, дорогой мой. Не так быстро.
Адлер хотел наконец-таки увидеть лицо проникшего в его покои, поэтому, протянул руку, чтобы снять маску, но тот моментально перехватил руку прижав к кровати.
- Какой ты все-таки нетерпеливый.
У незнакомца показались клыки – это не напугало Адлера, что было удивительно. Он словно был одурманен.
И вновь поцелуй. На этот раз другой, более насыщенный, от которого начинала кружиться голова. Все внутри начало гореть, а по радужке глаз прошла золотистая волна, словно огонь.Все тело сковало, и Адлер не мог двигаться. После наступил покой. Хотелось спать, от чего Адлер закрыл глаза, а вампир прошептал:
- Мое имя, Рене…

0

5

Женева. 20 июля 1491 года

Адлер проспал всю ночь и весь день, что немного пугало дворецкого. Он боялся, что Д’Аве может умереть, так как жар не спадал, и он так метался, словно мучили кошмары.
Жан обтирал молодого человека холодной водой и старался успокоить, напевая тихую мелодию. Возможно, это не помогало, но хотя бы что-то.  Виконт очнулся, подскочив на месте. Он не мог вспомнить, что произошло ночью.
«Я спал, была гроза…» - размышлял виконт, стараясь вспомнить каждую деталь произошедшего. – «Гроза… господи, почему я так мало помню?»
- Двери… - прохрипел Адлер. – Вспышки света… Бог… УГОР!!! - Последнее слово Адлер именно выкрикнул, широко распахнув глаза.
Дворецкий отпрянул, прикрыв рот рукой. Он был шокирован. Вот только Адлер не понимал почему. Минуту назад, казалось, что виконт болен, а сейчас выглядел так, словно ничего не происходило.
- Жан? Что случилось?
Ответа не последовало. Вместо этого, Жан протянул виконту небольшое зеркальце. Д’Аве опасливо взял в руки сей предмет. Только смотреть в него было страшно. Он провел языком по зубам. Клыков, слава богу, не оказалось, но тогда, что так напугало Жана? Виконт поднял руку и увидел свое отражение в зеркале. В нем было что-то не так.
- Мои глаза! – воскликнул Адлер. – Что с моими глазами, Жан?
Виконту было очень страшно. Его глаза горели подобно огню, но вскоре этот огонь устремился в сторону зрачков. Теперь Д’Аве округлил глаза и начал внимательнее всматриваться в отражение. Глаза изменили свой цвет на небесно-голубой.
- Мне страшно, Жан… - дрожащим голосом сказал Адлер, выронив зеркальце из рук.
По поверьям, у вампира должны быть клыки. Жан сам не верил в эти глупости и суеверия, пока не увидел огненные вспышки в глазах своего хозяина, точно объяснить, что это было, он не мог.
Может быть, Адлер еще не совсем обратился в вампира, поэтому дворецкий осторожно подошел к молодому человеку и обнял его.
- Жан?
- Все будет хорошо, мой господин, я защищу вас. Вы никогда не окажетесь на костре. Вам никто не воткнет кол в сердце и не отрубит головы.
- Жан… - практически неслышным голосом прошептал Адлер. – Жажда… Я хочу пить. Голод… Налейте мне вина.
Но тот даже не пошевелился, чтобы исполнить просьбу Д’Аве. Он вспоминал сказки про вампиров. Что они любят и как живут. И вообще, кто они такие.
- Нет, Монсеньер. Вы жаждите крови. Вас нужно спрятать от солнца. А ваши глаза. Ваши прекрасные глаза. Их нужно скрыть. Придется вам снова погрузиться во тьму.
- Жан, я хочу…
Адлер уже тянулся к шее дворецкого. Он еле сдерживал себя, чтобы не вцепиться в него.
- Господин! Нет, вы должны сдерживать себя. Я постараюсь найти для вас что-нибудь, а вы постарайтесь никуда не уходить. На столе есть две бутылки вина и кувшин с водой. Прошу вас, держите себя в руках. Я скоро вернусь.
Жан чуть бы не пулей вылетел из покоев Адлера, запирая за собой двери. Ему явно было страшно находиться рядом с голодным вампиром. К тому же новорожденным.
Адлер подлетел к запертой двери. Он был готов разорвать любого. Кого угодно, лишь бы кровь коснулась его пересохших губ. Грозный рык раздался в помещении и эхом пронесся по коридорам особняка. Жажда была невыносимой. Молодой человек с большой скоростью подошел к бутылкам с вином. Он был поражен тому, насколько стал быстр. Глаза видели каждую пылинку или же самую маленькую деталь в помещении. Д’Аве поражался красотой, которая окружала его. Как он раньше не обращал внимания на все это. Но когда взгляд вернулся на бутыль, вампир схватил ее и тут же, жадно начал пить. Только вино не могло утолить ненасытный голод молодого человека.
Д’Аве услышал некий шум со стороны террасы. Казалось, кто-то приближался. Страха не было. Адлер чувствовал, что сильнее любого человека. Он вампир и он способен отразить любую атаку.
- Кто здесь? – спросил Адлер, опираясь о перила террасы. – Это снова вы? Рене?
- Догадливый. – послышался знакомый голос за спиной. – Наша встреча прошлой ночью была не очень хорошей. Надеюсь, сегодня мы это исправим.
Виконт знал, что, если бы этот вампир хотел, то непременно убил его еще при первой встрече. Поэтому бояться Рене не было никакого смысла.
Все-таки, благодаря нему, виконт сейчас стал вампиром. Поэтому этот вампир был обязан все рассказать и показать.
- Я голоден. – совершенно спокойно произнес Адлер.
Он прижался спиной к своему создателю. Д’Аве чувствовал спокойствие рядом с вампиром. Некое умиротворение.
- Поэтому я тут. Ты новообращенный, мальчик мой. Тебе нужна свежая кровь. Одевайся. Я тебе покажу всю прелесть этого мира.
- Но… - хотел было возразить Адлер, но Рене приложил указательный палец к губам виконта.
- Тише, дитя мое. Все, что было – это в прошлом. Ты теперь вампир. Ты бессмертен. Ты такой же, как я.
Рене взял Адлера за руку, когда тот уже накинул на плечи чистую рубашку и потянул вслед за собой. Он тянул виконта вниз. Было страшно. Ведь прыгать с террасы было очень высоко. Вампир спрыгнул первым, показывая, что бояться нечего. «Ты бессмертен». Вторил разум Адлера.
Оставлять Жана Адлер не желал. Что-то подсказывало ему, что дворецкий будет беспокоиться за него. Будет искать. Д’Аве уже считал этого человека своим вторым отцом. Поэтому виконт оставил для него записку.

Жан, со мной все будет в порядке. Надеюсь, что я в скором времени вернусь к тебе. Тот, кто обратил меня, пришел, чтобы рассказать мне все.
Адлер.

Рене вел Адлера по тем «злачным» местам, где Адлер даже ни разу не бывал. Это было поистине прекрасно. Они шли по улице Променад-дю-Лак. Оказывается, даже в такое время люди не спят. Это ведь противоречило всем законам церкви. Адлер был удивлен.
Совершенно разнообразные ароматы смешивались. Вампир вел Д’Аве в сторону поместья, где предположительно должен быть бал.
- Но, Рене, я не могу пойти туда. Я должен скрываться. Моя семья…
И вновь вампир заставил Адлера замолчать, легким, совершенно невесомым поцелуем. Как будто его и не было вовсе.
- Как ты болтлив, однако. Хотя это понятно. У тебя много вопросов. Доверься мне, и ответы сами придут к тебе.
- Но Рене, я не хочу убивать людей.  – чуть отпрянул Адлер.
- Тише, мой принц, я тебе все расскажу, и ты сам сделаешь свой выбор. Ты можешь пить кровь, как людей, так и животных. Но кровь животных не так хорошо утоляет жажду, как человеческая. В зависимости от того, какую кровь ты пьешь, такого цвета будут твои глаза. Человеческая кровь дает тебе алый цвет глаз. Кровь животных – цвет меда. Если ты хочешь жить среди людей то тебе нужно пить кровь животных, но все равно, твой организм будет требовать человеческой крови.
- Крови… - уже умоляющим голосом прошипел Адлер.
Рене понимал, что лишь чудо позволяло Адлеру сдерживать себя. Поэтому вампир, стараясь держать молодого человека, отвел его в сторону. Туда, где никто не мог их вдеть. В подворотню.
- Пей пока мою… Ты должен продержаться, чтобы не съесть тут всех разом. Иначе начнут искать вампиров.
Адлер был голоден. Он мог напасть, но был удивлен, что создатель решил дать ему своей крови.
- Смелее. Тебе нужно много работать над собой, чтобы контролировать себя. А сейчас для тебя все ново и тебе будет хотеться еще и еще.
Адлер медлил. Жажда была невыносимой, но он думал, правильно ли поступает? Выбора все равно не было. Виконт обвил руками талию Рене. Он уже был готов укусить его, но и тут ему помешали. Один человек. Грабитель надвигался на них. В руках его сверкал кинжал. Новообращенный посмотрел на создателя, словно спрашивая у него разрешения. Уже по взгляду создателя Адлер понял, что тут можно все. Тут их территория и никто не увидит. Поэтому, Д’Аве, отпустив Рене, рванул в сторону наглеца. Виконт не переставал поражаться, что так легко ему все давалось. Одно движение и грабитель был прижат к каменной стене. Адлер не рассчитывал собственной силы. Он просто не знал, насколько она может быть большой. Рука мужчины, которую Адлер сжал, хрустнула, и человек выронил на землю кинжал. Новорожденному вампиру было интересно играть с негодяем. Было интересно ощущать его страх. Адлер поднял с земли упавший кинжал. Он разглядывал его, словно некое сокровище. Но тут же, вспомнил о своей жертве. Он хотел его. Хотел выпить досуха.
Кинжал почти по самую рукоять вошел в плечо человека. Кровь, тонкой струйкой начала стекать по лезвию и рукоятке, вниз. Дивный аромат крови тут же ударил в нос вампира. Он подставил язык, собирая божественный нектар. Она была так вкусна, что Адлер подумал:
«Я еще никогда не пил подобного. Это… это похоже на что-то особенное».
Того, что стекало, было мало. Это даже еще больше пробуждало зверя в Адлере. Мужчина выдернул кинжал, открывая рану. Он тут же прильнул губами, вбирая в себя кровь. Самое лучшее вино из всех существующих.
Адлер чувствовал, как сзади к нему подошел Рене. Как прильнул к нему, но юный вампир не предал этому никакого значения. Только он потянул Адлера на себя, от чего виконту пришлось встать в полоборота к своему создателю.
- Хорошо, мальчик мой. Но тебе еще многому нужно научиться, поэтому я буду рядом с тобой. Я не могу допустить, чтобы ты охотился в открытую.
И вновь Рене окунул Адлера в сладость своего головокружительного поцелуя. Это было невероятно. Адлер еще никогда не испытывал столько чувств сразу. Любовь, нежность, страсть, наслаждение и блаженство. Оба вампира уже забыли о том, что кто-то был недавно убит. Все уже было неважно. Но нужно было идти.
- А ты молодец. Не оставил следов. – улыбнулся Рене, слизнув остатки крови с пальцев Адлера. – Нужно уходить.

0

6

Женева. 15 июня 1500 года

Девять лет прошло с первой охоты Адлера. Рене помогал юному вампиру во всем. Взамен за эту услугу, Д’Аве дал жилье своему создателю. Весь день и всю ночь напролет они были вместе. Без конца говорили о том, кто такие вампиры и чего стоит опасаться. Вместе охотились, а Жан радовался тому, что у Адлера останется хоть кто-то после его смерти.
В последнее время, дворецкий чувствовал себя неважно - это беспокоило Д’Аве. Он слышал, как бьется его сердце. Он боялся, что Жан может умереть и поэтому предлагал ему стать вампиром, но тот отказывался, говоря, что слишком стар для этого.
Этим вечером Д’Аве остался с Жаном.Он прогнал всех слуг из особняка, так как сам решил ухаживать за ним.Теперь виконт сидел возле своей кровати, куда уложил Жана. Он понимал, что может потерять Жана, ведь этот человек многое значит для Адлера. Даже Рене решил не мешать виконту, он отправился на охоту без него.
Адлер слышал, как слабо бьется сердце верного друга.
- Адлер, - Жан впервые называл своего господина по имени. – Вы уже сделали для меня много хорошего. Вы открыли мне глаза. Живите. И будьте счастливы.
- Жан, не говорите ничего… Прошу вас, берегите свои силы. Я не хочу, чтобы вы умирали.
- Мальчик мой, я уже прожил достаточно. Мое время уже вышло. А вы должны продолжать жить. Должны подарить этому миру свои самые лучшие роли. И у вас есть отличный спутник. Думаю, вы вместе сможете жить вечно.
-Жан!
Адлер уже кричал, но было поздно. Жан уснул вечным сном. Вампир низошел на крик, который эхом раздавался по всему пустому особняку.
- Нет, вы не должны покидать меня! Только не вы… Жан… - лепетал сквозь крики Д’Аве.
За спиной послышался тихий шелест. Создатель возвращался с охоты. Да, он немного опоздал, но утешить свое создание никогда не поздно.
Рене подошел к Д’Аве сзади и легко обнял его за плечи, но крики не прекращались. Виконт уже кричал от боли, сильной боли в спине. Ему казалось, что что-то разрывает его изнутри. Крылья прорезались сквозь кожу виконта, разрывая в клочья рубашку. Те чуть не задели создателя, но благо он вовремя отреагировал и отскочил в сторону. Адлер не понимал, что с ним происходит. Почему у него неожиданно выросли крылья? Разве у вампиров могут быть крылья? Виконт вопросительно посмотрел на своего создателя, но тот лишь молча, подошел и начал гладить по крыльям Адлера.
- Дар… У тебя есть особый дар. – просто объяснил Рене, стараясь расслабить крылья вампира. – Ты должен их убрать. Сосредоточься. Над твоей способностью мы подумаем потом, а сейчас давай почтим память Жана. Он был прекрасным человеком.

0

7

Женева. 21 июня 1500 года

Уже несколько дней подряд, Адлеру снились кошмары. Хорошо, что Рене всегда был рядом. Он старался поддержать свое дитя, во всех его начинаниях, а после смерти Жана, пообещал ему быть всегда рядом. Хоть Д’Аве еще не совсем освоился со своими крыльями, но все же, мог ими шевелить. Летать, к сожалению, не мог и поэтому Рене подумал, что у его создания есть еще один облик. Поэтому он решил помочь виконту пробудить того зверя, который дремлет внутри. И именно сегодня Рене решил помочь любимому, хотя понятия не имел, что тут нужно делать. Мужчина осторожно водил рукой по крылу Адлера и размышлял над этой маленькой проблемой.
- Знаешь, у птиц крылья – это их руки. А что если и у тебя так же? Тебе нужно… - тут вампир сделал небольшую паузу, отведя взгляд в сторону, но тут же продолжил, посмотрев в глаза Адлера. – Соедини руки с крыльями. Я уверен, что у тебя получится.
Вначале виконт подумал, что все это как-то глупо, но с другой стороны, может Рене прав. Останется только научиться управлять собственными способностями.
- Закрой глаза и доверься мне. – старался подбодрить мужчина свое дитя.
«Закрыть глаза…» - вторил разум Адлера.
Молодой вампир прикрыл глаза и расправил крылья. Он старался сделать так, как сказал ему Рене. Самое главное сосредоточиться и все получится. Вот только, почему-то у Д’Аве ничего не получалось и он уже хотел опустить руки, но создатель не позволил этого сделать. Он просто поцеловал Адлера, даже не предупредив, таким образом, стараясь избавить голову виконта от лишних мыслей.
- Я же тебе сказалсосредоточься, а не думать о посторонних вещах. – прошептал Рене на самое ушко Д’Аве.
Это действительно помогло Адлеру. Руки и крылья стали одним целым. Виконт начал рассматривать сие изменение и даже не заметил, как начал уменьшаться – это начинало удивлять. Хотя, что тут может быть удивительного, после встречи с самим вампиром?
Адлер превратился в небольшого крылатого мышонка, который мог уместиться на ладошке. Он был похож на маленького лисенка с крыльями, вот только рыжего хвостика не хватало.
- Ты такой милый… - улыбнулся Рене, взяв на руки мышонка. – А теперь попробуй полететь. Я верю в тебя.
Вампир подошел к краю террасы и положил Адлера на перила. Не успел Д’Аве ничего сделать, как его попросту спихнули вниз. Неужели создатель мог так подло поступить? Даже не предупреждая.«Летучий лисенок» расправил крылья и полетел наверх. В комнате же происходило нечто неописуемое. Ворвалось, как минимум человек десять, не меньше. Они напали на Рене, который не успел воспользоваться собственной силой. Адлер желал помочь ему, поэтому ринулся вперед с намерением выцарапать глаза, но создатель огородил его от нападавших и закричал:
- Улетай, дурень! Со мной все будет в порядке! Я найду тебя!
Враги заметили мышонка и хотели поймать, вот только, благодаря тому, что Адлер был маленьким, он смог легко маневрировать вокруг людей. Как же не хотелось оставлять Рене тут, одного, среди разъяренной толпы охотников.
«Ты пообещал…» - пронеслось в голове виконта.
Мышонок улетел прочь, вот только не успел он улететь достаточно далеко. В «летучего лисенка» попала горящая стрела.
Было безумно страшно. Вся жизнь пронеслась перед глазами виконта, который постепенно начинал приобретать человеческие очертания. Только то, что под Д’Аве была вода, спасло его.

Отредактировано Адлер Д'Аве (2011-10-18 02:35:30)

0

8

Женева. 28 октября 1679 года

Много секретов таит в себе Женевское озеро.Уже год прошел с того самого дня, как Адлер выбрался из глубин Леман. Он не понимал, где находится и в каком времени. За столько лет Женева сильно изменилась.От старого особняка, на берегу озера, ничего не осталось. Только лишь развалины.Виконт ходил по нему, в поисках, хотя бы каких-нибудь вещей, но все сгорело. От картин и мебели осталась одна лишь пыль, а на мраморе была видна сажа – зрелище ужасающее. Так что, тут делать было нечего. Д’Аве остался без жилья и без денег. Нужно было постепенно выбираться в свет и вернуть себе титул. Поэтому, виконт теперь владел хорошим театром и иногда сам принимал участие в спектаклях.
Вот и сегодня, после очередной премьеры, Адлер находился вгримерной. Нужно было хоть немного отдохнуть и переодеться, но с переодеванием мужчина не спешил. Все равно спешить некуда. И как раз в этот момент к нему постучались. Если честно, Д’Аве вначале подумал, что это кто-то из работников театра, но ошибся. В комнатку вошла девушка лет двадцати, не больше. Вампир был поражен этому явлению, хотя и не удивлялся. Мало ли, какие еще у него могут быть поклонники. В ее руках был букет гербер необычных цветов. Адлер, помимо роз и простых цветов, вроде ромашек и одуванчиков, больше никаких не видел. Хотя, у некоторых цветы росли прямо на подоконниках и в небольших садиках, но на это, актер как-то не особо обращал внимание.
Девушка робко подошла к креслу, в котором сидел виконт,и, сделав легкий реверанс, положила цветы на столик к остальным подаркам актера. Адлер же молча, наблюдал за незнакомкой. Ему было интересно, что ей от него нужно.
— Меня зовут Софи… — как-то неуверенно сказала девушка, опустив взгляд. Похоже, ей было немного неловко тут находиться, и она побаивалась смотреть в глаза Д’Аве.
Вот только в ответ было лишь молчание. Ему было совершенно не интересно мнение этой юной особы. Он слишком устал сегодня и хотел покоя. Эта самая Софи, похоже,не желала оставлять актера в покое этим вечером, и ее болтовня начинала постепенно раздражать мужчину. Он думал, что девушка уйдет, если он просто не будет обращать на нее внимания. Словно ее тут нет, и не было. Вот только, слова затрагивали душу вампира, от чего его гнев перерастал в милость. Мужчина тепло улыбнулся Софи и произнес:
— Я польщен. Мне было очень интересно выслушать Ваше мнение о моем выступлении сегодня.
— Но мне бы хотелось узнать, почему вы так мало показываетесь на сцене? Ведь у вас прирожденный талант.
После этих слов, Адлер сделал небольшую паузу, задумавшись. Иправда, почему его так редко можно увидеть на сцене?
— Просто, я не любитель большого шума после представления и предпочитаю показываться, лишь на действительно грандиозных представлениях, которые мне действительно нравятся. Даже если в следующий раз, в этом же спектакле меня уже не будет на сцене.
— Но как же тогда узнать, когда именно вы решите выступить и в каком спектакле?
— О-о-о, это уже тайна. Так что, даже я сам не знаю, когда вновь появлюсь на сцене. Может завтра, а может быть через неделю.
Действительно, если бы все знали, когда же Адлер соизволит выступить, то наверняка большинство приходило именно в эти дни, и мужчине бы пришлось выступать буквально каждый день. Подобного, виконт не желал. На худой конец, его театр бы попростуобеднел.
Софи немного огорчилась из-за того, что не узнала ничего такого, что ей хотелось. Бывают в жизни огорчения.
После сегодняшних небольших приключений в театре, Адлер, как всегда ходил по улочкам, в надежде найти своего создателя. Хотя, неоднократно его голову посещала мысль, что Рене погиб в ту ночь, поэтому не нашел виконта еще тогда, когда тот был на дне Женевского озера. От этого становилось как-то одиноко и грустно. Только лишь сцена театра позволяла Д’Аве забыться.
«Весь мир — театр, а люди в нем актеры», как говорил когда-то, великий поэт. Вот и Адлер, он практически жил на сцене, а не играл. Как многие говорят: «Сцена — это источник существования актера.»
Если честно, Д’Аве бы вовек не спустился с этой сцены.Время летит неустанно, и совсем не замечаешь, как наступает ночь. Даже не поспеваешь вслед за ним.
Когда актер вживался в ту или иную роль, он забывал все, что связано с его настоящей жизнью. Адлер начинал чувствовать все, что испытывает его герой.
Прошла пара дней, и вновь эта девушка пришла к Адлеру. Все с теми же цветами и милой улыбкой на губах. Мужчина не ожидал, что она вернется.Судя по всему, Софи была упрямой, и хотела, во что бы то ни стало, увидеть Д’Аве. Виконт сидел в своей гримерной. Лицо скрыто под маской, что придавало некую таинственность. Он слышал, как вошла молодая особа. Адлер даже не шелохнулся.
— Я вчера не смогла пройти сквозь толпу, чтобы поздравить вас… — робко произнесла девушка.
Ей казалось, что этот «человек» вот-вот сорвется, словно зверь и набросится на нее, но он был на удивление спокоен.
— Твои старания вознаграждены и ты здесь. – холодно и устало произнес вампир. От такого голоса у девушки екнуло сердце, но она не отступала.
— Я давно прихожу в этот театр, и каждый раз влюбляюсь в ваш образ. Я влюбляюсь в вас.
Тогда Адлер не выдержал и схватил девушку за обе руки. О, как она была прекрасна. Ни тени страха. Поразительное существо.
И вновь это странное чувство. Адлер просто не мог совладать с собой. Он не понимал, что с ним происходит. Он считал, что вампир не способен на любовь, но сейчас… все рамки просто были убраны.
Софи продолжала приходить к Д’Аве. С каждым ее приходом, вампир чувствовал, что все сильнее любит эту смертную. В скором времени, он пригласил ее к себе в поместье.

0

9

Женева. 2 ноября 1679 года

После знакомства с Софи, виконт практически забыл о театре. Он старался проводить как можно больше времени с любимой и с каждым разом узнавал о ней все больше. Они гуляли по прекрасному саду, или же отдыхали под ивой, возле небольшого озера, где плавали утки. Адлера заставляло улыбаться то, как герцогиня подходила ближе к краю озера и крошила хлеб прямиком в воду, кормя уточек. Вот только, когда девушка протягивала руку в сторону Д’Аве, а тот приближался, птицы моментально уплывали прочь, что порой огорчало.
Софи же, просто улыбалась, держа вампира за руку. Адлер ласково провел рукой девушке по щеке, убирая непослушные прядки волос с ее лица. Она совершенно не боялась Д’Аве, наоборот, с ним она чувствовала себя защищенной. Особенно, когда он укрывал своими крыльями. Было так тепло и спокойно, что хотелось не думать ни о чем. Все заботы уходили на второй план.
Адлер отстранился на шаг от любимой и заглянул в ее прекрасные, черные, словно ночь глаза. Мужчина опустился на одно колено, все еще держа одну руку герцогини и не отрывая от ее глаз взгляда – произнес.
-Софи Дюваль, выходите за меня.
Девушка была в замешательстве. Она хотела сказать «Да», но лишь одно маленькое «НО», останавливало ее. Сердце учащенно забилось, от чего Софи прислонила свободную руку к груди, глубоко дыша.
— Но, мсье Адлер, как можно? Ведь Вы не можете войти в святое место. – обеспокоенно произнесла девушка.
— Знаю, любовь моя, но я сделаю все возможное, чтобы мы были вместе. Я приглашу священника в свою часовню.
— Но… — только и смогла произнести герцогиня.
— К тому же, единственное место, куда я не могу войти – это собор Парижской Богоматери. Горгульи охраняют проход и не дают мне и шагу ступить, так что,полагаю, у нас с Вами не будет никаких проблем. Я обещаю, что Вы… Мы с Вами будем счастливы.
От таких слов, Софи улыбнулась. Ее это все радовало, так как она всегда мечтала о семье, и вот, мечты сбываются.
— Я согласна… — прошептала, чуть бы ни одними губами герцогиня. – Ангел мой.
На самом деле, вампир не считал себя ангелом, скорее демоном, но с девушкой не поспоришь. Она всегда опровергнет его мнение о себе.Еще больше поражало виконта в Софи – это то, что она приняла его таким, каким он есть на самом деле. Ее не пугали приступы гнева и клыки. Она наоборот тянулась к мужчине, понимая его чувства. Вот за это Адлер безумно любил Дюваль. Она была чудесной спутницей, вот только Адлер отказывался обращать ее, но, даже слыша в ответ «Нет», она оставалась самой счастливой на свете. Ведь Адлер был готов отдать ей абсолютно все, что та только пожелает.
— Завтра же…

0

10

Женева. 3 ноября 1679 года

Самый прекрасный день. День свадьбы. После венчания, Адлер отправился вместе с любимой на небольшую прогулку по своему саду. Вот только, Софи немного замерзла, от чего сильнее прижималась к мужчине. Поэтому вампир заботливо укрывал герцогиню одним крылом так, что ветер не доставал до любимой, от чего ей становилось хоть немного, но теплее.
— Может быть, пойдем в дом? – спокойно спросил вампир, беспокоясь за девушку, но та лишь отрицательно покачала головой.
Она прижалась щекой к груди Адлера и обняла его, не желая отпускать. Было так спокойно, что хотелось продлить эти мгновения, но это, увы, не возможно. Не всегда все происходит так, как хотелось бы. Д’Аве, как и его супруга, даже не заметили, как из особняка вышла горничная. Она принесла письма, но чуть не выронила их. Ее одолел страх, и девушка, как можно скорее скрылась за колонной, пока ее не увидели. Теперь у нее крутился в голове один единственный вопрос. Кто ее господин? Ангел или демон? Этого она точно не могла сказать. Эванджелина знала только одно. Она должна рассказать об Адлере все, что видела, поэтому поспешила прочь отсюда, пока ее не увидели. Письма же опустились на стеклянный столик перед входом в гостиную, а сама горничная поспешила в город, а точнее, к своей подруге.Оставаться одной в огромном доме ей было безумно страшно. Мало ли что с ней могут сделать.
Вперед и только вперед, не оглядываясь. На пороге Эванджелину встретила ее лучшая подруга и проводила в дом.
— Что случилось? Ты словно привидение увидела. — обеспокоенно произнесла хозяйка дома, наливая стакан воды.
— Хуже. — стараясь перевести дыхание, ответила служанка. Девушка выхватила стакан и тут же осушила его.
— Я сама не понимаю. Я не знаю, видела я ангела или демона. У него были крылья, но я не могла их хорошо рассмотреть в темноте. Мне страшно, Кармилла… вдруг он убьет меня.
Девушка осторожно обняла Эванджелину и поцеловала ту в макушку.
— Тише, успокойся. Ты одна в том доме?
В ответ последовал лишь кивок. Хозяйка дома понимала, какого сейчас девушке и старалась поддержать ее и хотя бы немного подбодрить.
— Если тебе страшно, то я поговорю со своим братом, и он с радостью поможет тебе. Только для начала попроси того человека… — тут девушка осеклась, но продолжила. – Того «ангела» себе помощника, так как ты не справляешься сама. Надеюсь, он позволит тебе выбрать самой.

***

А сегодня весь день принадлежал только этой паре. Сегодня они разговаривали, смеялись, веселились и просто хорошо проводили время. Даже не обращали внимания на капли дождя, которые беспощадно барабанили по кожаным крыльям вампира. Они смотрели друг другу в глаза. В них можно было прочитать любовь, заботу и нежность. Это было самым прекрасным моментом в их жизни. Вампир легко касался щеки герцогини. Он был влюблен в нее.
Адлер опустил свою ладонь на подбородок любимой и притянул ее, как можно ближе к себе. Та совершенно не сопротивлялась. Наоборот, девушка полностью доверяла своему ангелу. Она доверяла ему свою жизнь, но все равно, девушка закрыла свои глаза. Так же поступил и вампир. Их уста сомкнулись в нежном поцелуе.
В небе были видны всполохи молний, но пара совершенно не обращала на все это внимания. Они уже находились в одной из спален. Слова не нужны, все понятно и без них.
Вампир стоял совсем рядом с возлюбленной, касаясь кончиками пальцев до оголенных плечиков и покрывая мимолетными поцелуями шею. Как же она была прекрасна. Д’Аве легко провел рукой по волосам девушки, так, что заколки-звездочки упали с ее волос, распуская их. Черные локоны водопадом рассыпались на оголенные плечики герцогини. Ее красотой можно было любоваться вечность. Софи опустила вниз смущенный взгляд. Она обнимала виконта и ее тонкие ручки скользнули под камзол вампира, легко скидывая его с плеч мужчины. Он был готов сделать все, для этой прекрасной девы, лишь бы она была счастлива. Ведь ее возлюбленный рядом с ней.
Она была похожа на саму богиню любви и красоты — Афродиту. Вампир был готов тонуть в ее ласках, ее прикосновениях. Желание возрастало с каждым мгновением, каждым прикосновением. Как же невероятно осознавать, что ты любишь самого настоящего вампира и ваши чувства взаимны. Ведь по поверьям, вампир не способен на любовь — это еще одно доказательство, что Адлер не может быть вампиром. Он самый настоящий ангелочек.
Их поглощал собой вулкан любви. Страсть волнами проносилась по их телам. Бросало, то в жар, то в холод.Только в такие моменты тело вампира становится по настоящему горячим. Правду говорят люди, вампир самый лучший любовник, но только в самом начале. Когда же дело идет к концу, им трудно сдержать свою неистовую жажду крови. Жар его тела сжигал последние капельки крови в нем, и жажда пробуждалась с новой силой. Поэтому вампиры могли убить свою жертву, забыв, кем они ему являются, но Д’Аве забыл об этом страхе. Не было никаких забот. В этом мире были только они вдвоем. Ничто более не существовало. Вдвоем, в своем мире. Никто не смеет им помешать. Даже слуги, которые хлопотали сейчас по дому, не смели ворваться в их обитель. Просто не имели на это никакого права. Но и этому блаженству когда-нибудь приходит конец. Виконта манил дивный аромат тела и крови Дюваль. Поэтому он не мог сдержаться. Мужчина покрывал своими легкими поцелуями скулу и шею девушки. Он, даже сам этого не осознавая, таким образом, пробовал ее на вкус. От этого, жажда становилась неконтролируемой. Даже тогда, Софи не знала что такое страх.
Страсти все накалялись, а дьявольская сущность проявлялась.Вампир сжимал простыни, казалось, что еще миг и что-то с ним произойдет, тут он не стал сопротивляться. Он отдался этому небольшому превращению. Отдался во власть своей жажде. Крылья за спиной мужчины раскрылись и зависли в воздухе подобно щиту. Адлер грозно зарычал, прогибаясь назад, и рык его, эхом пронесся по всему особняку. Он был уже не тот, что минуту назад, а кто-то другой. Вместе с рыком, обнажились и клыки вампира. Страшно конечно, но почему-то, герцогиня была уверена, что Адлер не тронет ее. Он слишком сильно любит ее.
Но ведь вампир был сам не свой, он резко склонился над ней, готовый укусить, но вовремя спохватился. Остановиться заставило только чудо. Д’Аве осознал, во что превратился и уже хотел провалиться сквозь землю, лишь бы любимая не видела его таким — обезумевшим от крови.

0

11

Дети — цветы жизни. Как же Адлер был счастлив, когда у него родился наследник. Если честно, вампир не ожидал подобного сюрприза, ведь как считал сам Д’Аве, у таких как он не может быть детей. Теперь уже виконт сомневался в том, что является нечистой силой.
Мужчина сидел на краю кровати любимой и тепло улыбался, осторожно водя по маленькому одеяльцу, чтобы не разбудить младенца.
— И как мы его назовем? – прошептал, как можно тише виконт, на ушко Софи.
Девушка немного устало положила голову на плечо мужа, от чего тому пришлось опуститься на одну из подушек, чтобы герцогине было удобнее.
— Люциан… — улыбаясь, произнесла она. – Я хочу назвать его, Люциан.
— Хорошее имя. Надеюсь, он будет счастлив рядом с нами.
Софи осторожно приподнялась и посмотрела на мужчину. Он все понимал без слов, так что спокойно забрал маленького Люциана и уложил в люльку. Как же малыш был мил, когда спал, так и хотелось наблюдать за ним всю ночь.
Мужчина даже не заметил, как к нему сзади подошла возлюбленная и положила ручки на плечи. Этот жест заставил вампира вздрогнуть, но он тут же успокоился, когда увидел Дюваль. Они оба даже не догадывались, что же происходит там, на улице.
Возле дверей собирались люди с факелами, сетями и веревками. К ним присоединялись и те, что были с оружием. Только лишь громкий удар в двери заставил вампира встрепенуться, а Люциан, проснувшись, заплакал.
Виконт моментально оказался возле окна и посмотрел вниз. Только сейчас он понял, что происходит.
— Софи, скорее бери ребенка, мы уходим! – командным голосом произнес Адлер и выскочил из комнаты, чтобы его любимая могла подготовить малыша к побегу. Но для этого нужно было задержать нарушителей покоя. Благо, этого не потребовалось, Дюваль укутала ребенка как можно теплее и просто накинула на плечи теплую шубку.
Вампир осторожно взял любимую за локоть одной рукой, а второй придерживал за талию. Сейчас оба думали, что нужно в первую очередь спасти ребенка, вот только остается вопрос,КАК?
В саду никого не было. Хорошо, что охотники даже не догадывались о нем и вампир, как можно скорее усадил возлюбленную на лошадь, а затем сел позади нее. Пришпорив вороного коня, Д’Аве пустил его прочь из этого ужасного места. Пути назад уже не было, так как если обернуться, то можно было увидеть, как огонь охватывает весь особняк.
Останавливаться на полпути было бы глупо, поэтому вампир даже не оглядывался назад. Он ехал только вперед, в город. Виконт надеялся, что хотя бы там ему смогут помочь.
Единственным человеком, как считал виконт, был его режиссер-постановщик в театре. Ведь, как известно по легендам, вампиры не способны гулять под солнцем, в таком случае, как же охотники догадались о том, что виконт вампир? Этого всего мужчина не понимал, но не стоит даже думать об этом.
Бережно обнимая любимую за талию, виконт уже мчался по улочкам города, прямиком в сторону дома Арнесто. И вот он уже виднелся на горизонте.
Д’Аве, оставив лошадь, помог Софи слезть, и они побежали в дом. Их встретил хозяин дома. Молодой человек совершенно не понимал, что тут происходит, но пропустил работодателя внутрь.
— Арнесто, умоляю тебя, защити нашего с Софи ребенка.
— Милый, что случилось? Кто к нам пришел? – выходя из комнаты, произнесла девушка, но тут же, в ужасе прислонила руку к губам.
— Умоляю вас, вы ведь знаете, что мы не вампиры… Мы часто бывали у вас в доме при свете дня.
Арнесто, вроде как начинал понимать всю сложность ситуации. Он лишь кивнул Адлеру и забрал у него Люциана.
— А теперь уходите, пока охотники не пришли за вами сюда. – произнес мужчина. Ему не хотелось, чтобы и его схватили за то, что помогает виконту и его любимой.
Как же тяжело было расставаться. Хотелось еще немного побыть рядом со своим чадом, но нельзя подвергать всех здесь опасности.
Виконт, бережно обнимая Софи, повел ее в сторону запасного выхода, на всякий случай, чтобы никто не видел, что они тут были.
Режиссер-постановщик даже отдал им свою лошадь, чтобы они уже наконец-то покинули Женеву и пообещал, что с их ребенком все будет хорошо.
Пара вновь пустилась в бегство. На этот раз они поехали через лес. Адлер надеялся, что так их точно ни за что не найдут, но не тут-то было.
Кобыла обо что-то споткнулась, от чего наездники упали, благо, что Адлер смягчил падение для возлюбленной. Вот только он, ударившись, потерял сознание.
Когда Д’Аве очнулся, то был уже в сетях и связан. Похоже, что их все-таки схватили. Оглядевшись, мужчина понял, что он находится в какой-то комнате, а неподалеку сидела связанная Дюваль.
— Софи! – взволнованно вскрикнул мужчина.
Он, было, ринулся вперед, чтобы спасти суженную, но не смог. Его удерживали четверо людей и никуда не отпускали.
— Софи! – безнадежно звал виконт, но на него лишь зло посмотрел инквизитор, который стоял возле девушки.
— Отпустите ее! Вам нужен только я! – взмолился Адлер, но охотники были безжалостными.
Как же он был тогда зол. Он просто не мог смотреть на весь этот ужас. Как ни старался, мужчина просто не мог вырваться и тогда он хотел наброситься на противников и выпустить крылья, но не сделал этого. Голос любимой остановил его.
— Нет! Не делай этого! – вскрикнула Софи, но ее тут же заткнули, дав сильную пощечину, от чего на щеке остался след.
Грозный рык сорвался с губ Адлера и тот выпустил клыки.
— Достаточно этого фарса! – скомандовал глава всей этой шайки и словно по команде они отпустили Софи.
Девушка упала и медленно подползла к своему ангелу. На ее щеках были слезы. Она уже понимала, что это конец и тогда она незаметно от остальных, протянула свои тонкие ручки сквозь сеть и обняла своего ангела. В ее руках что-то блеснуло. За окном беспощадно лил дождь и девушка надела на шею Адлера медальон.
— Я люблю вас мой ангел. Этот медальон — частичка моей души. Ваша связь со мной. Живите, мой дорогой ангел.
Софи было потянулась за прощальным поцелуем, но их прервали.
— Достаточно! – схватив герцогиню за волосы, прикрикнул глава, и вновь провел по нежной белоснежной коже аристократки кинжалом.
И вновь Д’Аве стал сопротивляться. Он хотел спасти Софи пока не поздно, но холодное оружие вонзилось в самое сердце девушки. Крик боли сорвался с ее губ и тут же, этот самый крик, заглушили виконт и удар грома. Окно распахнулось, впуская в помещение холодный ветер, от чего занавески колыхались.
Все это было неважно для вампира. Сейчас, на его глазах, умирает его любовь. Вот только, исполнителям было мало, просто проткнуть сердце девушки. Они вырезали ее, еле бьющееся сердце. Оно остановилось прямо в руке главы всей этой шайки.
— Жалкое отродье… — рыдая, прошипел виконт. – Говорите, что я чудовище… а кто вы сами после ЭТОГО?!

0

12

Как же больно видеть смерть самого любимого на свете человека. Вампир потерял все, что имел. Он не знал, что теперь делать и как быть. Хотя стоп! У него остался еще родной сын, и нужно было заботиться о нем, хотя, с другой стороны, Арнесто обещал позаботиться о Люциане.
«Все равно, оставлять его одного в таком опасном мире нельзя. Люциан может пострадать».
Д’Аве грозно зарычал на подошедшего инквизитора, который, совершенно не боясь, приподнял лицо вампира лезвием кинжала.
— Все вы будете мертвы, прежде чем скажете: «Вампир». – рычащим голосом произнес мужчина.
— И как же ты собрался нас убить, ведь все хорошие карты находятся у нас.
Виконт ничего не ответил, он лишь усмехнулся. Было такое ощущение, что в мужчине проснулся самый настоящий бес. Радужка глаз полыхала огненными волнами, а из-за спины вырвались крылья, разрывая сети и веревки. Мужчина был готов разорвать всех на своем пути, лишь бы оказаться рядом с любимой. Не хотелось оставлять ее здесь, среди врагов.
— Вы — монстры, которые даже не разбираются в том, кто вампир, а кто человек. Вам бы только убить, убить, УБИТЬ!
С этими словами, виконт набросился на инквизиторов с одной лишь мыслью – вырвать их жалкие сердца из груди. Отчаяние и злость захлестнули его полностью.
Наивные людишки. Они считали, что удержат вампира своими никчемными силами. О, как же они глупы. Уверенные в своих силах исполнители, считали, что раз их больше, то они непременно убьют Адлера.
Он старался увернуться от кинжалов. Как глупы люди, что они взяли с собой кинжалы, а не копья. Они варвары. Убийцы невинных. И не имеют права на жизнь. Им суждено гореть в аду.
Д’Аве, к тому же, был быстрее и сильнее чем эти люди. Он схватил главаря сзади за горло и вцепился клыками в шею смертного. Адлер решил отомстить за смерть Софи. Их всех ждет лишь одно – смерть. Боль, которую они причиняли, лишь придавала сил.
Он решил поступить, так же, как и этот смертный. Адлер пронзил рукой гнилое сердце исполнителя. Пусть его люди видят смерть своего командира.
Рык раздался по всему зданию, и теперь все внимание Адлера переключилось на злодеев. Их нельзя было оставлять в живых. Виконт сражался ни на жизнь, а на смерть. Он чувствовал, что ночь будет кровавой. Вампир рвал и метал. Он убил их всех.
Адлер подошел к телу своей возлюбленной и опустился перед ней на колени. Он не мог поверить. Все казалось страшным сном, но он никак не мог проснуться. Вампир обнял Софи за плечи и прижал к себе. Он не мог сдерживать своего отчаяния, своей боли. Мужчина завыл, словно волк на луну. Виконт кричал от боли. Д’Аве очень бережно поднял тело девушки на руки, и хотел было унести ее прочь отсюда, но не тут-то было.
Сзади на него напали. Похоже, что кому-то все-таки удалось сбежать и позвать на помощь. Неужели виконт проиграл?
— Найди меня… — прошептал Адлер одними губами.
Как же ему хотелось, чтобы Рене вновь нашел его и спас, как тогда, много лет тому назад. Что-то вонзилось в тело мужчины до самого сердца. Поэтому виконт почувствовал, как медленно погружается в сон.
Где-то позади врага появился сияющий свет. Д’Аве потянул в его сторону руку, ему показалось, что за ним пришел создатель. Только это все не так. Мир на какое-то время застыл на месте и люди застыли, ничего не видя и не слыша. Ангел приблизилась к вампиру и достала кол из его сердца.
— Спасайтесь, мой ангел… — прошептала девушка на самое ушко виконта и скрылась в черном камне медальона.
Сон моментально улетучился, и вампир положил свою руку на медальон. Он немного удивленно посмотрел на застывшего человека, а затем на глубокую рану, из которой сочилась кровь. Боли почему-то не чувствовалось.
— Софи? – удивленно спросил Адлер, посмотрев в сторону тела любимой.
Он поверить не мог, что она пришла ему на помощь. И вновь она появилась перед мужчиной. Только на этот раз ангелочек держала в руках какую-то чашу. Адлер совершенно ничего не понимал, зато доверял возлюбленной.
— Он прислал меня…
Моментально, в голове Адлера пронеслась мысль:
«Кто он? Неужели ее послал Рене? И почему он не пришел сам?» так, из одного вопроса рождались тысячи.
Дюваль медленно приблизилась к мужчине и опустилась перед ним на колени. Она поднесла чашу к губам вампира.
— Пей, наследник Алой розы.
Теперь виконт был действительно удивлен. Он непонимающе смотрел на возлюбленную, но сделал глоток странной жидкости. Мужчина опустил взгляд, увидев… серебряную кровь! Это точно была кровь, вот только она была ни на что не похожа. Один лишь глоток утолял жажду, от чего Д’Аве уже желал оторваться от чаши, но Софи не давала этого сделать. Она отстранилась лишь тогда, когда последняя капля «Алой розы» коснулась его губ.
Теперь Д’Аве совсем ничего не понимал, он словно выпал из реальности. Глаза мужчины полыхнули огнем и в считанные секунды, взгляд стал серебряным, а крылья за спиной побелели. Что-то странное происходило с ним, вот только бы понять, что именно? Адлера вновь клонило ко сну, а Софи склонилась и нежно поцеловала виконта в губы и они оба исчезли в белом сиянии.

0

13

С неба медленно падали большие пушистые снежинки. Лес уже давно был укрыт снегом, лошади медленно брели по тропинке, слегка расчищая своими копытами сугробы, но как, ни странно, было вовсе не холодно. Возможно, грел подбитый мехом плащ, а может — дело было в отсутствии ветра. Марсель не задумывался об этом. Он просто наслаждался конной прогулкой, лениво перебрасываясь дежурными фразами со своим спутником. Очередной ухажер, полностью уверенный в том, что графиня — женщина... мужчине такие уже наскучили. Он думал, что было бы просто замечательно, раскрой кто-нибудь его тайну. Разумеется, тайну его половой принадлежности. Заявлять же кому-либо о ведьмовских способностях или он вампиризме было бы глупо и бессмысленно. Но вот догадайся кто-то, что Марсель — мужчина... да, это добавило бы чего-то интересного в размеренную скучную жизнь.
Задумавшись, мужчина не ответил собеседнику вовремя, что заставило юношу коснуться плеча графини, осведомляясь, все ли в порядке. Марсель с мягкой улыбкой заверил спутника, что все замечательно и он просто отвлекся, любуясь красотой зимнего леса. Судя по реакции ухажера — он этой красоты совершенно не понимал, но считал, что обязан заверить графиню в том, что лес и правда достоин восхищения. Марсель чуть пришпорил коня. Темп прогулки начинал надоедать.
Когда пара забралась довольно глубоко в лес, юноша начал заметно волноваться, намекать графине, что стоит вернуться. Мужчина это лишь забавляло. Это не его проблемы, что спутник оказался таким глупеньким и трусливым, что не способен выбраться из леса по ровной дороге. Тем более — ведьма уже довольно давно чувствовала что-то странное. Явное присутствие кого-то... дух? Скорее всего. Это был едва уловимый зов. И мужчина все углублялся в лес, желая найти того, кто звал его... действительно, по мере продвижения в чащу, графиня все четче ощущала присутствие, все более явно слышала зов. Он стал напоминать просьбу о помощи. А лепет ехавшего рядом мужчины все больше и больше начинал раздражать. Простите, милый друг, но вам стоит вернуться в замок. А я прогуляюсь. Не беспокойтесь обо мне, я вскоре вернусь. Но вы замерзли и мне кажется, что прогулка вам уже наскучила.
— Графиня, я не могу вас оставить! Этот лес опасен, особенно зимой! — запротестовал спутник.
Марсель вздохнул и молча пришпорил коня, пуская его в галоп. Держаться в седле, сидя боком, было не особо удобно. Но другого выхода графиня не видел. Ветер, ударивший в лицо, сбросил с графини капюшон, растрепал волосы. Но это не заботило мужчину. Он слышал зов. Почему Марсель не мог его проигнорировать? Все было просто – он никогда не отказывал звавшим его духам. Слишком немногие способны были их слышать.
Наконец, между деревьями показалось какое-то строение. Мужчина остановил лошадь рядом с заброшенным замком и огляделся. У тяжелой на вид двери стояла женщина в длинном платье. Она стояла и смотрела на дверь. Бледная, но вовсе не прозрачная, как любят описывать призраков, фигура. Это она звала Марселя. Теперь зов утих, женщина просто продолжала стоять у двери замка. Будто чего-то ожидая. Марсель спешился, приподнял полы платья и подошел к заброшенному строению. Привязав коня к одной из створок двери, мужчина взглянул на призрака. Он впервые находился так близко к привидению, казалось, он мог коснуться этой женщины. Вдруг Марсель понял, чего она ждет.
— Иди… я помогу тому, кто в этом замке…. Обещаю – и призрак действительно исчез. Не бледнея или испаряясь, а просто в один момент. Исчез, как будто его и не было.
Марсель попытался открыть дверь, но она не поддалась. И только теперь, обернувшись, мужчина заметил своего спутника. Оказалось, он все это время следовал за графиней! Теперь мужчина кинулся к Марселю, говоря что-то о бессмысленности занятия ведьмы, о том, что здесь водятся призраки и вообще нужно возвращаться.
— Ах, друг мой, я ведь говорил вам ехать домой! – графиня усмехнулась, резко притягивая неудачливого ухажера к себе. Склоняясь к его шее, вампир царапнул ее клыками – А теперь тебе придется помочь мне, если желаешь сохранить свою жалкую жизнь! Открывай дверь!
Сказать, что жертва Марсель была испугана, значит не сказать ничего. Он был просто в ужасе. И двери открывать принялся скорее инстинктивно, желая спастись от прекрасного чудовища. Дверь поддалась и мужчина, подтолкнув вперед смертного, вошел внутрь. Было темно.
— Найди здесь что-то, чем можно было бы осветить помещение… — приказал Марсель.
Боясь даже возразить, мужчина принялся обшаривать стены в поисках свечей или факелов. Обнаружив на стене подсвечник, спутник графини зажег свечу и протянул ее Марселю. Вдвоем мужчины спустились в подвал. Они сдвинули тяжелый засов и вошли в помещение.
Графиня медленно подошла к лежащему вампиру и опустилась рядом с алтарем на колени, чтобы ближе рассмотреть узника. Этот момент был бы идеален для побега жертвы Марселя, если бы он был не настолько глуп. Но он стоял, боясь пошевелиться, уверенный, что шансов сбежать от вампира у него нет. Мужчина рассматривал чудесное существо на алтаре. Вампир выглядел обессиленным и беспомощным. Разумеется, простой смертный никогда не смог бы этого понять, но для Марселя это было очевидно. Слишком бледная кожа, почти отсутствующее дыхание… этому вампиру необходима была кровь. Причем, желательно, кровь другого вампира. Недолго думая, графиня поманила к себе своего ухажера. Резкое движение и мужчина уже находился в крепких объятиях вампира, а клыки вампира распороли артерию смертного.
— Прости меня… Ты сам виноват – нечего было меня догонять… И да, я – мужчина, так что у нас с тобой вряд ли что-то вышло бы.
Губы графини прильнули к ране на шее, но вкус этой крови, испорченной испугом обладателя вовсе не доставлял вампиру удовольствия. Уложив обескровленное тело на пол, Марсель снял с него плащ и вернулся к алтарю. Надеясь, что белокурое существо не отреагирует на прикосновение, Марсель укрыл незнакомца плащом, так как одет он был явно не по сезону и мог замерзнуть. Затем, мужчина снял маску с лица незнакомца, откладывая ее в сторону и мягко приподнял мужчину, обнимая его так, чтобы тот мог свободно пить кровь Марселя.
— Я пришел помочь тебе… — тихо прошептал мужчина, доставая булавку и расцарапывая себе шею, чтобы запах его крови пробудил светловолосого вампира.

0

14

Веки чуть дрогнули, и спящий вампир медленно открыл глаза. Последнее, что он помнил — это белое сияние из которого показался силуэт прекрасного ангела.
— Софи… — одними губами прошептал виконт.
Ему показалось, что перед ним лицо его возлюбленной, а не кого-то еще. Мужчина провел языком по своим губам, слизывая несколько капелек алой жидкости. Только сейчас виконт почувствовал сильный голод, противостоять которому было невозможно. Мужчина медленно поднял руки и обнял графиню за шею, прильнув губами к небольшой ранке, слизывая капельки крови. Вот только, этого явно было мало. Поэтому ему пришлось вонзить свои клыки, от чего Марсель тихо зашипел, но прижал белокурого ближе к себе, позволяя пить кровь. Он считал, что Д’Аве она нужнее. Самое главное, чтобы он не выпил все без остатка, иначе они вдвоем до лошади не доберутся. Поэтому, графине пришлось, как можно осторожнее отстранить Адлера, хотя это было очень сложно.
— Хватит, остановись. Нам нужно добраться до безопасного места.
Как же не хотелось отрываться от источника, но пришлось, так как новый знакомый был намного сильнее.
Марселю казалось, что виконт сейчас напоминал беззащитного ребенка – это было так мило. К тому же, мужчина обещал помочь молодому вампиру.
Графиня помогла подняться виконту, и повел его к выходу. Чем быстрее они отсюда выберутся, тем лучше.
Голова кружилась, а на тело навалилась жуткая слабость. Похоже, им обоим необходимо будет найти себе жертв по дороге. Марсель попытался подняться на ноги, но потерпел неудачу — голова кружилась слишком сильно. Спасенный вампир тоже пребывал не в лучшем состоянии. Это было рискованно... зимний лес и в правду опасен, особенно после заката. А до него оставалось совсем мало времени. Необходимо было добраться до окраин Женевы до темноты.
— Кто вы?
— Мое имя Марсель.
Отозвался вампир, но последующая бессвязная речь светловолосого вампира заставила Марселя задуматься о серебряном цвете глаз нового знакомого. Да, он читал истории и легенды связанные с серебряными глазами. Он задумывался над тем, где он мог об этом слышать. Нужно было просмотреть пару книг в библиотеке и узнать обо всем этом, как можно больше.
Для начала, графиня помогла виконту подняться на лошадь, а затем сел позади.
— Надеюсь, мы выберемся из леса до наступления ночи... — с заметным волнением в голосе пробормотал мужчина – Держитесь.
Марсель пустил коня в галоп, направляясь в ту сторону, где должна была быть лесная тропинка, по которой он прогуливался перед тем, как свернуть к заброшенному замку.
Было чертовски холодно, от чего Адлер старался кутаться в теплое пальто как можно плотнее, но все равно, холодный ветер был беспощадным, поэтому мужчина, как-то не осознавая этого, уткнулся в мех Марселя, что заставляло улыбаться.
«Самый настоящий ребенок…» — промелькнула мысль в голове графини.
Только Марселю не очень нравилось, когда к нему прикасались без его разрешения. Но Адлер промерз до костей, поэтому,он все же решил позволить мужчине эту вольность.Этот вампир льнул к нему, будто ребенок к груди матери. Это было невероятно трогательно. Пусть здравый смысл всегда отрицал это, но Марсель подсознательно хотел иметь дитя. Он уже не первое десятилетие искал достойного смертного, но достойных, увы, не видел.
Наконец, добравшись до поместья, которое Марсель сейчас занимал, он остановил лошадь и взглянул на спутника. Тот заворожено смотрел на снежинки в волосах графини и улыбался. Это было так мило и трогательно... Графиня провел ладонью по волосам спасенного вампира и улыбнулся.
— Пойдемте в дом. Там тепло. И мы сможем поговорить.
Оказавшись в кабинете графини,Адлер моментально опустился возле камина, стараясь согреться. Вот только его испугала девушка, которая вошла сюда.
— Это Лиза. Милая девочка, ее родителей растерзали по обвинению в связи с дьяволом... Деревенские олухи. Если что-то потребуется, можешь не бояться, говорить ей — она выполнит любое поручение, и не будет задавать никаких вопросов.
Кивнув, виконт посмотрел на Лизу. Она осмелилась принести чистую одежду для гостя и сказала, что через несколько минут будет готов чай, а вот Марсель попросил еще пару бутылок крови.
— Но позвольте узнать... – начал вампир.–как вы нашли меня?
— Она позвала меня… Та, что любит вас больше всего на свете. – загадочно произнес мужчина.

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC